Michael Brochstein / ZUMAPRESS.com / Global Look Press

8 ноября исполняется ровно три года со дня выборов президента США, в ходе которых Дональд Трамп одержал победу над Хиллари Клинтон. Каковы промежуточные итоги его правления для Америки, России и мира в целом? Оправдал ли он доверие своего электората и оказался ли на деле тем самым исчадием ада, которым его изображала либеральная пресса? Об этом Znak.com беседует с профессором Московской Школы социальных и экономических наук Борисом Кагарлицким. 

«Результаты правления Трампа в экономике лучше, чем результаты любого президента США за последние 20 лет»

— Прошло три года с момента избрания Дональда Трампа президентом США. И все эти три года ему грозят импичментом. Как вы оцениваете сценарий импичмента Трампу, дотянет ли он свой первый президентский срок? 

— На данный момент эта угроза совершенно нереальна, потому что она не может быть технически осуществлена до выборов. Надо учитывать, что в Конгрессе у сторонников импичмента нет стабильного большинства. Кроме того, это сложная процедура, которая позволяет президенту предпринимать в свою защиту некоторые меры. Так что это не более чем пиар политиков Демократической партии, которые пытаются даже не столько запугивать Трампа, сколько привлекать внимание к себе. Но хотя тема импичмента несерьезна, она отражает уровень американской политики. Во-первых, степень ее ужесточения, а во-вторых, степень беспомощности демократов, которые сейчас выступают против Трампа, но при этом не могут и не хотят предложить содержательную альтернативу. 

Не думаю, что эта проблема как-то давит психологически на Трампа. У него много других реальных проблем, которые ему необходимо решать. И большинство из них связаны с его собственной непоследовательностью, с его неспособностью создать нормально работающую команду. Все они порождены его собственной деятельностью, а не оппонентами, задумавшими импичмент. 

— В 2016 году в интервью Znak.com вы говорили следующее: «Поддержку Трампа составляет широкий корпоративный блок, в который входят рабочие реального сектора, средний и мелкий бизнес. Это не похоже на марксистские представления о классовой солидарности, но, тем не менее, это солидарность. Солидарность против диктатуры финансового капитала в США, диктатуры массмедиа, „общества спектакля“, в котором говорится, что демократия — это защита разнообразных меньшинств». Изменилось ли отношение его электората к нему за эти три года? 

— За три года недовольство диктатурой финансового капитала только усилилось. Люди настроены против корпораций и против того, как себя ведет либеральный истеблишмент. Большинство, которое в 2016 году проголосовало за Трампа, сохраняется. И более того, если в 2020 году демократы не выдвинут реальную альтернативу на левом фланге, то Трамп сможет победить снова. Другой вопрос, что это большинство разочаровано. Не столько даже Трампом, сколько тем, что реальных результатов от его правления мало. Да, он сделал некоторые шаги для претворения в жизнь своих обещаний, но их явно было недостаточно. Для представителей реального сектора, синих воротничков, трудовой массы важно, чтобы появился президент, способный проводить программу в их интересах, но более радикально. Возможно, это желательно даже для части буржуазии, но именно той, которая ориентирована на производство, на внутренний рынок и так далее. Но непоследовательность Трампа не позволила ему за три года внедрить все, что он задумал. 

Демократ Берни Сандерс выступает с «левой» повесткой, похожей на повестку ТрампаAmir Levy / ZUMAPRESS.com / Global Look Press

Это привело к тому, что он хорошо подготовил почву для возвращения Берни Сандерса, который, будучи представителем левого крыла демократов, выступает с повесткой, во многом похожей на повестку Трампа. Поэтому, если демократы выдвинут Сандерса в президенты, то у них появятся большие шансы обыграть Трампа, забрав у него львиную долю его электората. Другое дело, что демократы сделают все возможное, чтобы не допустить Сандерса до номинации. И тогда электорат Трампа еще раз проголосует за него в 2020 году. 

— На ваш взгляд, удалось ли Трампу поднять реальный сектор экономики США в противовес «диктатуре финансового капитала»?

— Да, мы можем сказать, что создано недостаточное число рабочих мест, но тем не менее результаты правления Трампа в экономике лучше, чем результаты любого президента США за последние 20 лет. Рядовые американские рабочие понимают, что протекционизм дал плоды. Правда, поскольку политика Трампа непоследовательна и не сопряжена с комплексными социальными и структурными преобразованиями, то она приносит малые результаты. 

— Трампа обвиняют в том, что он развязал торговую войну с Китаем, от которой пострадает не только Китай, но и вообще вся мировая экономика. В частности, об этом регулярно говорит российской экономист Владимир Милов и некоторые другие. А как вы считаете, насколько оправданы шаги Трампа и реально ли они затянут мир в новый экономический кризис? 

— Многие либеральные экономисты приписывают спад и стагнацию в экономике торговой войне США с Китаем. На мой взгляд, все обстоит ровно наоборот. Торговая война является последствием накопившихся проблем в мировой экономике. Это реакция и результат стагнации мирового рынка. Знаете, если человек болен, то его начинают лечить. Другое дело, что лечение может быть неэффективно, непоследовательно, не очень качественно. А нам говорят, что вся причина болезни в том, что больного лечат, как будто болезни вообще не существует. На этом уровне находится вся пропаганда либералов. Они игнорируют кризисные явления в мировой экономике, в то время как Трамп и другие политики стараются противостоять кризису. 

«Неконтролируемая миграция — политика белой элиты, направленная на угнетение цветных»

— Истеблишмент обвиняет Трампа в правом радикализме, в ограничении миграции в стране, которую создали мигранты, — ну и так далее. И хотя стена по линии границы между Мексикой и США, как ее видел Трамп, пока так и не построена, он продолжает делать громкие заявления по ограничению миграции и даже некоторые шаги в этом направлении. В частности, Трамп предлагал отказывать в грин-карте тем, кто активно пользуется социальными льготами. Правда, недавно суд заблокировал этот законопроект. Насколько предлагаемые им меры реалистичны и получится ли у него их претворить в жизнь?

— На самом деле за три года практически никаких мер не было принято. Эти меры существуют лишь на символическом уровне. И они скорее ослабляют Трампа, поскольку он реально ничего не делает, а только произносит слова, которые тут же используют его оппоненты. Трамп — это тот случай, когда про собаку говорят: лает громко, но не кусает. Это проявление его классовой ограниченности, поскольку он представляет одну из группировок того же американского истеблишмента. Но, правда, более реалистично настроенную и адекватно понимающую, куда движутся экономические процессы. 

Бесконтрольная миграция, борьбу с которой декларирует Трамп, в первую очередь бьет не по белой элите, а по легальным цветным мигрантамOmar Martinez / dpa / Global Look Press

Понятно, что вопрос ограничения миграции — очень важный для американского общества. И в первую очередь для тех самых меньшинств, которых якобы защищают либералы. Благодаря неконтролируемой миграции, именно американцы африканского и латиноамериканского происхождения как раз и потеряли большую часть своих рабочих мест. Если у вас трудится 10 мексиканцев, а на их место придет еще 150 мексиканцев, совсем голодных и готовых работать за меньшие деньги, то, естественно, эти 10 ранее устроившихся мексиканцев либо потеряют работу, либо будут вынуждены трудиться за зарплату в два-три раза меньше. Это факт, который пытаются умалчивать либеральные экономисты: миграция снижает зарплаты и трудовые гарантии, а главными жертвами являются представители этнических меньшинств, вчерашние иммигранты. 

И надо понимать, что белый истеблишмент никак не страдает от иммиграции, а только выигрывает. Если взять звезд Голливуда, то они практически бесплатно пользуются трудом мигрантов. У них дешевая прислуга, дешевые мексиканские рестораны с экзотической пищей, свежие овощи, которые выращивают на плантациях, где используют фактически рабский труд. Они всем этим наслаждаются. А их доходам, их рабочим местам и позициям в обществе присутствие полуголодных иммигрантов никак не грозит. При этом они снимают фильмы, в которых показывают «ужасы» ограничения миграции. Но реально миграция грозит тем, кто приехал из Мексики на 20 лет раньше. Неконтролируемая миграция — это политика белой элиты, направленная на угнетение цветных этнических меньшинств. Это классика, описанная еще Марксом: формирование резервной армии труда, чтобы создать давление на работников. 

— На ваш взгляд, кто прав в этой ситуации: Трамп и его республиканцы или их противники из демократического лагеря? Нужно ли США серьезно пересмотреть миграционные законы?

— Обязательно. Неконтролируемая миграция крайне выгодна для транснационального капитала, когда с одной стороны постоянно создается давление на рынке труда, рабочие лишаются своих прав, а в бедных странах Юга вместо того, чтобы бороться за свои права, люди пытаются переехать в другое государство, на Север. Где они, в свою очередь, создают давление на местных рабочих, пытающихся защитить свои права. То есть создан глобальный механизм штрейкбрехерства. Понятно, что нельзя винить отдельных иммигрантов. Но система устроена таким образом, если ее не сломать, то это будет вести к обнищанию трудящегося населения. Причем с обеих сторон границы. 

«Россию держат как некое темное пятно на глобусе»

— В России многие политики с восторгом приветствовали избрание Трампа. Вспомним заявления депутатов Никонова, Жириновского, Макаренко и массовые рукоплескания в стенах Госдумы по этому поводу. Губернатор Омской области Виктор Назаров вообще заявил, что победа Трампа — это «победа „Единой России“». Насколько эти ожидания оправдались? 

— Эти восторги наших политиков по поводу прихода к власти Трампа свидетельствуют о крайнем уровне не только их политической некомпетентности, но и политической дикости. Они не то что не понимают, как устроена американская политика, а не понимают, как в целом устроена политика и политическая борьба. Понятно, что либеральный истеблишмент использовал обвинение в адрес Трампа, подозреваемого в связях с Россией, но это такая же пропаганда, как и любая другая. Удивительно, что наши аналитики готовы принимать за чистую монету любую самую тупую пропаганду. 

— А как же доклад Мюллера, разве там не объясняется схема вмешательства России в выборы президента США?

— Все это элементы внутриполитической борьбы в США. Россия как таковая мало кого волнует. Когда приезжаешь в Вашингтон, поражаешься, насколько там отсутствует интерес к нашей стране. В годы холодной войны было совершенно иначе. Работало множество институтов, были исследовательские программы, был серьезный интерес. Все это финансировалось. Кстати, уровень финансирования свидетельствует о серьезности отношения к проблеме. Сейчас получить в Америке деньги на серьезные исследования, посвященные России, почти невозможно.

В повестке Трампа Россия не занимает такого важного места, как нам хотелось бы думатьWhite House / Flickr.com / Global Look Press

— При Трампе были приняты новые санкционные законы, касающиеся интересов России. Правда, реального их применения так и не произошло. На ваш взгляд, Трамп держит Россию на коротком поводке или ему действительно не хочется наказывать Россию, обострять с ней отношению? 

— Мы наивно полагаем, что весь мир только о нас и думает. Реально Россия в списке президентских приоритетов Трампа где-то на 15-м месте. Может быть, он о ней и вспоминает раз в день на пару минут. Россия не играет никакой серьезной роли в политической повестке Трампа. Она всплывает исключительно для каких-то пропагандистских целей. Путин стал голливудским злодеем, которого можно упоминать при случае чисто в дискурсивном, а не в содержательном ключе. Все это красивые сказки, которые можно друг другу рассказывать, но факт в том, что Россия не играет существенной роли в мировой политике. Да, мы воображаем себя таковыми, но это лишь наши иллюзии, которые не имеют никакого отношения к действительности. 

Что касается санкционных законов, то американцы все время принимают какие-то санкции против разных стран. Это классическая мера взаимодействия Америки со странами, с которыми у нее нет полного взаимопонимания. Но факт в том, что Северная Корея, Иран и Саудовская Аравия имеют гораздо большее значение для США, чем Россия. Эта политика сохранится при любом президенте, потому что, строго говоря, другого метода воздействия американская дипломатия не знает. Здесь еще нужно понимать, что за последние 20 лет, после окончания холодной войны, американская дипломатия критически деградировала. 

— На ваш взгляд, почему Трамп уделяет столько внимания Северной Корее в отличие от своих предшественников, за три года он уже не раз встречался с ее лидером Ким Чен Ыном, реально надеется ее изменить?

— По линии Северной Кореи могут быть достигнуты какие-то результаты, по линии России никаких результатов достигнуто быть не может. Россию держат как некое темное пятно на глобусе, в котором никаких изменений произойти не может, но и большого вреда от нее нет. 

— Трамп неоднократно пенял Европе, в частности Германии, то, что она зависит от российского газа, но при этом пользуется военной мощью США в защите своих интересов от России. В то же время Трамп предлагал вернуть Россию в «Большую восьмерку», то есть перестать относиться к ней как к изгою. Так каково его видение места и роли России в отношениях США — Евросоюз?

— Нет никакого видения. Трамп в принципе человек непоследовательный и мало способен к формированию стратегий. Даже если он и формирует какую-то повестку, то делает это поверхностно и зачастую сам себе противоречит. При этом Россия для него не приоритетна. Вот Китай — другое дело. Интерес к Северной Корее обусловлен как раз интересом к Китаю. Эти страны взаимосвязаны, и через Северную Корею можно давить на Китай. Что касается России, то сегодня он про нее сказал одно, завтра другое, все зависит от того, как складываются у него отношения с другими партнерами, например Германией, более для него важной. То есть Россия — это разменная карта. 

— Трамп объявил о выводе американских войск из Сирии. Насколько это решение выгодно России? 

— Объявление сделано, но войска не выведены, контроль над нефтяными месторождениями в Курдистане сохраняется. То есть это очередная непоследовательность, за которой не следует радикальных перемен в политике. Что касается выгод России, то у нее также нет никакой стратегии в Сирии, кроме интересов Пригожина и ряда российских компаний. Все это не стратегия, а поддержка конкретных друзей президента, все происходит на уровне личных отношений высокопоставленных чиновников и олигархов. Государство здесь лишь поддерживает их. 

Борис Кагарлицкий

— Недавно один из соперников Трампа Джо Байден заявил, что «дни тирании Путина будут закончены». Если на выборах в 2020 году снова будет разыграна «русская карта», то как это повлияет на нашу страну?

— Россия находится в состоянии стратегического упадка, из которого она может выйти только за счет внутренней динамики развития. Поэтому не так уж важно, что говорят о нас в США — исход событий в России определяется внутренними факторами и экономическими процессами. Что касается Байдена, то он, скорее всего, проиграет Трампу. Как я уже сказал, реальным соперником для него может быть только Сандерс. И кандидатуру Байдена продвигает истеблишмент Демократической партии не потому, что они надеются на его победу над Трампом, а потому, что им важнее не пропустить на выборы Сандерса, чем победить нынешнего президента.

— Если оценить итоги правления Трампа в нескольких тезисах, то какие бы вещи вы в первую очередь отметили? 

— Трамп смог обеспечить американской экономике самый длительный период экспансии за несколько десятилетий. Это говорит о том, что протекционизм и торговая война с Китаем стали средством лечения кризиса. Другое дело, что причины кризиса не устранены, речь идет о паллиативном лечении. Но даже в этом случае Трамп является самым успешным президентом США за последние 25-30 лет.

Источник: www.znak.com

Похожие статьи

Добавить комментарий